Как работает Алин — реабилитационный центр для детей и подростков в Израиле?

«Когда-то в живом уголке был кролик без лапки, и специалисты из инженерного отдела спроектировали и напечатали на 3D-принтере протез для него. Дети обожали этого кролика — видели в нём своего друга. Уход за животными для детей — один из компонентов программы реабилитации».

Ира Черножукова, руководитель проекта «Помощь детям» фонда «Вера», недавно побывала в израильском реабилитационном центре «Алин» (בית חולים אלי»ן‏) и делится впечатлениями о том, как можно поддержать ребёнка и его семью в сложной ситуации. Например, почему маме не нужно круглосуточно быть рядом? Как животные и игрушки помогают в реабилитации? Как помочь ребёнку вернуться в привычную жизнь?

Ребёнок вернётся домой

В центре «Алин» могут пройти реабилитацию дети с моторными, когнитивными, поведенческими расстройствами, полученными в результате травмы, болезни или операции. Главная цель реабилитации — насколько это возможно помочь ребёнку вернуться к привычной для него жизни. Сотрудники центра уверены, что всё можно подобрать, всему можно научиться, ко всему подготовиться. Они входят в положение семьи и дают время на обустройство дома, однако рано или поздно ребёнка обязательно выписывают домой.

Главное — обучение родителей

Родители должны сопровождать ребёнка и участвовать в процедурах и упражнениях — это прописано в контракте с центром. За время обучения (обычно оно длится 3 месяца) в родителях воспитывают уверенность. На первом этапе маму учат базовым уходовым манипуляциям — например, как ставить зонд, как кормить ребёнка через гастростому, как правильно санировать.

На втором этапе мама делает всё сама, специалисты только смотрят и поправляют. При этом они не нависают над нею, а наблюдают за процедурой сквозь зеркальное стекло, как в полицейском участке. Специалисты заметят и потом обязательно скажут маме, где она была напряжена, не уверена в своих действиях, и её тревога передалась ребёнку.

Маму обучают проводить эти манипуляции профессионально и тратить на них минимум времени, чтобы у нее оставались силы на себя и других членов семьи. Правда, у некоторых родителей возникает «госпитальный синдром» — они хотят, чтобы ребёнок оставался в реабилитационном центре, окружённый заботой опытных сотрудников, а забирать его домой боятся. Они могут отыскивать новые проявления заболевания, но если персонал понимает, что мама обучена, а ребёнок получил все, что нужно, то решением комиссии его выписывают.

У мамы своя жизнь

По израильским законам родители имеют право находиться с ребёнком везде, но психологи стараются объяснить, что нет необходимости оставаться в реабилитационном центре круглосуточно. У мамы есть домашние дела, муж, другие дети, которые тоже нуждаются в её внимании и заботе.

В «Алине» она проводит столько времени, сколько необходимо для обучения, при этом за ребёнка можно не тревожиться — его буквально носят на руках.

Игра — лучшая реабилитация

Для физической реабилитации в центре есть спортзал. Здесь всё сделано так, чтобы детям было весело и интересно.
На тренажёрах — разные мигалки и цветные кнопки, на которые надо успевать нажать. Можно даже соревноваться друг с другом — на табло высвечиваются очки.

Ещё в спортзале есть скалодром и система подвесных снарядов. Сотрудники центра уверены, что каждый ребенок может «сделать омегу» — покататься на тарзанке. Даже если он на коляске, даже если он обездвижен, всё равно придумают способ его прокатить.

В респираторном отделении повсюду игрушки: на аппаратах искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ), на кроватках, в руках у персонала. Дети не лежат в кроватях — они играют на мягком мате или сидят на руках у нянечек.

Друзья в живом уголке

Живой уголок в «Алине» устроен так, чтобы в нём мог побывать любой маленький пациент центра, ведь общение с животными развивает эмпатию, учит ребёнка чувствовать ответственность.

Когда-то в живом уголке был кролик без лапки, и специалисты из инженерного отдела спроектировали и напечатали на 3D-принтере протез для него. Дети обожали этого кролика — видели в нем своего друга.

Уход за животными для детей — один из компонентов программы реабилитации. Хочешь покормить перепёлку, белку или кролика — возьми корм и угости питомца. Когда ребёнок несколько раз рукой повторяет такие движения — это тоже упражнение, важное в процессе физической реабилитации.

В основе всего — индивидуальный подход

В центре есть инженерный отдел, который проектирует корсеты, туторы, ортезы, сидения для колясок и другие индивидуальные технические средства реабилитации. Все модели печатают на 3D-принтере и отправляют в производство. А ещё в мастерской адаптируют стандартные коляски под особенности и параметры конкретного ребёнка.

Кроме того, специалисты инженерного отдела разрабатывают программное обеспечение. Например, для детей, у которых двигаются только глаза, есть специальная программа — они глазами на мониторе указывают на слова или буквы, и компьютерный голос их озвучивает.
Была забавная ситуация: дети занимались в группе и стали ссориться, обзываться, но программа говорит за всех одинаковым голосом, и учителя не могли понять, кто первый начал. Этот случай натолкнул сотрудников центра на мысль о том, что каждому ребенку надо дать «свой» голос. И сейчас разрабатывают новую версию программы с функцией выбора голосового сопровождения.

Нельзя прерывать школьное обучение

В центре серьёзно подходят к обучению детей, ведь одна из основных целей в том, чтобы после курса реабилитации ребёнок вернулся к своей обычной жизни, из которой на время выпал, и не чувствовал себя отстающим или пропустившим что-то важное.

Специалисты делают всё для того, чтобы ребёнок вернулся именно в свой класс, потому что у него там друзья.
К детям приходят педагоги и обучают их по программе обычной школы. Обучение ведется на разных языках, потому что в центре есть и арабские дети, и дети новых репатриантов.

У них нет классов, но есть пространство с партами. В метре над каждой партой — колонна с розетками и линией подачи кислорода. Ребёнка на аппарате искусственной вентиляции лёгких или на кислородной поддержке подключают к ней на время занятий.

Если совсем некуда идти — можно остаться

Со слов старшей медсестры, раз в год-два в центр попадает ребёнок, которого родители по каким-то причинам не могут забрать домой. Как правило, это происходит из-за финансовых трудностей — у семьи нет возможности поменять или перестроить жилье, чтобы адаптировать его под потребности ребёнка. Эти дети остаются жить в специальном отделении, куда родителям всегда открыт доступ.

Для 18-летних и старше есть отделение, в котором вместо палат оборудованы небольшие квартиры с кухнями и раздельными комнатами. Ребятам помогают обустроить эти помещения на свой вкус. У молодых людей есть все возможности для профессиональной и творческой реализации: один занимается пением, другой — диджеингом.
Несколько лет назад в центре жил парень, который научился рисовать экстравагантные картины: набирал ртом краску в зонд и разбрызгивал её по полотну.

Учитываются и другие интересы юношей и девушек — например, в интимной близости. А недавно из центра выписался молодой человек — женился и переехал с супругой в новый дом.

Сцена для всех

Когда мы только зашли в центр, то увидели сквозь приоткрытую дверь актовый зал, а в нем — 10-15 детей с разными диагнозами: с травмами, генетическими заболеваниями, на колясках или на кроватях. С ними играли клоуны, по залу катались огромные шары, звучала музыка. Это был летний лагерь для детей из стационара и всех, кто готов приехать из Иерусалима.
Я впервые видела актовый зал, где к сцене ведет длинный пологий пандус. По этому поводу в центре «Алин» есть хорошая установка: каждый ребёнок должен иметь возможность въехать на сцену и сказать оттуда всё, что хочет.


Спасибо Клавдии Консон, которая организовала стажировку в Израиль для сотрудников фонда «Вера», хосписов и домов престарелых. Клавдия более 20 лет занимается проблемами гериатрической и паллиативной помощи в Израиле.

Поделиться
Поделиться
+7(495)640-99-55
fund@hospicefund.ru