Истории волонтёров – ко Дню добровольцев

Говорить волонтёрам спасибо — сложнее всего. Вот представьте: вы оказались в саду Клода Моне: вас восхищает в нём всё — и не хватит вечности, чтобы сказать «спасибо» и погладить каждый листик, папоротник, каждую кувшинку и стрекозу.

Вы — наш светлый луч в тёмном царстве! Правда-правда.

В честь 5 декабря, международного дня добровольцев, мы собрали на одной странице материалы о волонтёрах фонда «Вера».


Мамы и бабушки неизлечимо больных детей неотлучно находятся с детьми, ночуют возле детской кровати.

Спасибо огромной команде волонтёров за 8 марта, которое праздновали в детском паллиативном отделении два дня! За букеты весенних цветов, обед с фермерским сыром и тортами, за музыку, за помощь с транспортом, за подарки — одна волонтёр смастерила для всех мам изящные браслеты.
Особенно приятно, что вокруг этого отделения сложилась своя команда друзей и благотворителей — «своя банда», как говорит один из давних волонтёров, журналист Таня Фельгенгауэр.

Мастера маникюра, косметологи, визажисты, стилисты — все старались, чтобы дамы долго-долго разглядывали себя в зеркало и улыбались.

Фото — Таня Ильина

А ещё в паллиативное отделение Детской Морозовской больницы часто приезжают мастера из комьюнити талантливых и независимых людей, работающих в сфере моды и красоты MKRS.

Фотосессия для мам: Диана, Кундуз, Таня, Юля, Оксана, Татьяна.
Фото — Ксения Малафеева


В феврале в Первом московском хосписе оказалась Майя, 35 лет.

Майя поделилась тревогой: она обещала сыну, что летом они выберутся на пикник, но переживает, что не успеет выполнить обещание.
И мы решили поторопить лето и организовать пикник для Майи, её мужа и сына — прямо в палате.

На просьбу откликнулись волонтёры и друзья хосписа, которые расстелили газон и принесли туи в горшках, поставили клетку с амадинами, приготовили шашлык и креветки-гриль. Не забыли про клетчатую скатерть и плетёную корзину — как в кино. Наполнили тарелки клубникой и виноградом.

Было всё для настоящего пикника — весёлый переполох, игры, случайные прохожие, чириканье птиц и вертлявая ласковая собака.
А сын Саша вместе с другом и папой соорудили палатку-домик.

Майя, кажется, сама ничего не ела. Но передавала шашлык на палочке каждому гостю, несмотря на то, что ей едва хватало сил его поднять. И говорила всем: «Заходите, угощайтесь, будьте как дома».

А после оказалось, что Майя есть в instagram и следит за публикациями фонда — она оставила вот такие отзывы о хосписе:


Руфина развозит в Центре паллиативной помощи «тележку радости» по палатам четырёх отделений: один вторник — один этаж. И каждый раз придумывает тематику: «Полдень в Париже», «Великий Гэтсби», «Москва 30-х годов» и другие.

Ниже — история её волонтёрства, которую мы превратили в небольшие советы.

Фото — Ксения Малафеева

Выбрать день

Прежде чем решиться на волонтёрство в хосписах, я собрала всю семью и сказала об этом. «Мы тебя надолго и навсегда отпустить не можем — выбирай день». Договорились, что вторник — это день, который я стабильно, по графику, отдаю хоспису. И в этот день меня не тревожат.

Я — «девушка вторника».

Быть внимательным

Сначала я помогала на мероприятиях в хосписах, а в Центре паллиативной помощи развозила тележку радости по палатам четырёх отделений: один вторник — один этаж.

Оля, координатор хосписа «Царицыно», узнала, что я приверженица школы Александра Васильева — как историка моды. И написала мне, что есть две пациентки, которые обожают «Модный приговор». Александр откликнулся на мою просьбу подписать книги, с именем и отчеством, всё как надо. Я думала: как передать эти книги? И пришла идея перфоманса: я приехала в эксцентричном образе в духе «бабушки моды» Анны Пьяджи.

С этого момента я стала придумывать тематические тележки радости: французскую, австрийскую, итальянскую, индийскую.
Пациентка Наталья Ефимовна в ответ на книгу передала Александру в коллекцию сумочку 70-х годов. И трогательное личное послание.

Подключить единомышленников

Перед каждой новой тележкой я создаю отдельный чат с волонтёрами — и мы готовимся. В том числе обсуждаем общий бюджет: на расчёски, помаду, лаки, кроссворды, чай, кофе, тематические угощения и блюда. Недавно к нам присоединились два мальчика — Тихона — они исполняют этническую музыку.

Индивидуальный подход

Часто на вопрос «чего бы вам сейчас хотелось?» пациенты отвечают: пироженку или зефирину. Одному дедулечке мы принесли ананас. Он сказал: «Я первый раз в жизни это ел! Не знал, что это такое… Мне понравилось». Ему было 93 года.

Иногда хотят покраситься, постричься. Если они озвучили какую-нибудь мелочь, которой у нас прямо сейчас на тележке нет, мы спускаемся вниз, находим, приносим — и они всегда умиляются тому, что мы выполнили «копеечную просьбу». Лишь один единственный раз за год в ответ на вопрос о желании я услышала: «Я хочу умереть».

Тележка на Хэллоуин. Фото — Юрий Тюнягин

Побыть талисманом

У меня имя редкое. Но у меня уже две пациентки были Руфины. Мы с ними много говорили об имени. Пол отделения вставали между нами, двумя Руфинами, и загадывали желания — мы поработали талисманами.

Подумать: какого волонтёра я сам хотел бы увидеть рядом?

Волонтёр — это тот, кто может с тобой правильно помолчать.


У Анатолия и Ольги на двоих семеро детей (двое общих), восемь лет любви, несколько курсов химиотерапии, кошки и собаки.

23 мая они сыграли свадьбу в московском Центре паллиативной помощи, где сейчас находится Анатолий. Это была первая в истории Центра паллиативной помощи свадьба.

Для этого специально из ЗАГСа приехала регистратор, благотворители подарили свадебный торт, волонтёры-музыканты помогали создать настроение, а друзья и дети поздравляли и радовались. За два дня удалось сработаться так, будто у нас с вами самое мощное event-агентство.
Не забыли ничего: украшения, цветы, фуршет, шары, торт, джазовая музыка, которую обожает Толя.


«Тележку радости мы скомпоновали с невероятной любовью за часа полтора. Это непросто.

Всё разместить и расставить, сервировать, и надо, чтобы было на любой вкус: и сладкое, и солёное, и хрустящее, и тёплое, и холодное, и чтобы выглядело аппетитно — ведь у кого-то совсем нет настроения есть, а у кого-то вид и запах еды могут вызвать приступ тошноты.

А потом мы поехали — Мира, Зина и я. По всем палатам на 6 этаже. Это одно из самых тяжёлых отделений, где бывает до семи смертей за смену. Соответственно, пациенты там меняются часто, и для многих вчерашняя тележка радостей была первой, а для кого-то останется единственной, — пишет Нюта Федермессер на своей facebook-странице о дне, который она провела в Центре паллиативной помощи не в качестве директора, а с бейджиком «Нюта, волонтёр». — Видели бы вы, как радовались и зазывали нас слабой рукой в палату те, кто уже видел тележку раньше. Кто-то ждал кофе, кто-то хотел немного коньяка с лимоном, кто-то просто поговорить не про болячки.

В одной из палат двое мужчин после инсульта. Боже мой, какие у них жёны… как они ухаживают и как наперебой — друг другу, мне, самим себе и своим мужьям — рассказывают про то, что их мужики самые лучшие. Показывают в телефоне фотографии грибов, которые они собирали вместе ещё год назад, домов, которые те строили своими руками, деревьев, которые они сажали, внуков, которых вместе растили… Столько в голосе уверенности в том, что он прежний, пусть и лежит, пусть и не встанет. Я никогда не смогу стать такой женой.

В другой палате мужчина, для которого юмор и заигрывания — единственный способ не сойти с ума от одиночества и беспомощности. Мы с ним выпили, решили завести роман и вечером встретиться ещё раз, он выбрал на тележке кучу всякой всячины. Вечно, говорит, как только у меня что-то появляется, персонал всё тырит — вот носки опять утырили. Я говорю, может, постирать взяли, давайте, говорю, я вам новые подберу — у нас в тележке всё есть. Давай, говорит. Выбираю, даю. А не надеваете почему? А у меня ноги так сконструированы, что вот на пару сантиметров руки короче, чем надо. Мне такими укороченными руками не надеть. Ну давайте я надену. Ну нет! Вы дама! Я говорю, вот именно, и не каждый день мне такая радость выпадает, мужчине носки надевать. Он: Да? Ну давай тогда, надевай, «моя Магдалина». Надели :)

Ещё сосед у него, в коме, с трахеостомой, ему ничего с тележки не пригодится. Но всё же подхожу, смотрю, здороваюсь с ним, вижу, что у него руки сухие-сухие, ухо шелушится. Беру на тележке крем для рук, спрашиваю разрешения, растираю крем у себя между ладонями, чтобы не пугать его холодными руками, и начинаю гладить и массировать его пальцы, запястья, предплечья… Потом ухо массирую, и думаю всё время, как это тяжело должно быть лежать неподвижно, всё чувствовать, но без возможности пошевелиться, почесать нос, согнуть половчее в колене ногу… Чешу ему нос. Голову чешу под волосами. Слышу, как он затихает, как меняется его дыхание, вижу, как он прислушивается к моим движениям. Чувствую, что ему приятно, вижу, что я не мешаю ему, не вторгаюсь, куда не просят…».


Как стать волонтёром фонда «Вера»?

На портале Про Паллиатив есть гид по волонтёрству.

Почитайте, что могут делать волонтёры в паллиативной помощи — и записывайтесь на ознакомительную встречу.

Поделиться
Поделиться
+7(495)640-99-55
fund@hospicefund.ru