Рассказы волонтеров

  1. Ольга Терешина

У меня был родной человек, который по причине болезни оказался в хосписе. Я ожидала увидеть там обшарпанные палаты с больничным запахом. Но это оказалось довольно уютное место вроде гостиницы, где стоят цветы, а персонал улыбчивый и приветливый. Конечно, люди в хосписе часто печальные и одинокие, им много чего не хватает, но больше всего – внимания, заботы и тепла. Мне очень хотелось видеть на их лицах радость.

Затею с тележкой «маленьких радостей» мы придумали в фонде помощи хосписам «Вера». Мне купили золоченую тележку, о какой мечтает любая фешенебельная гостиница, а я придумала купить фартук. В таком образе доброй горничной я наведываюсь туда почти каждую неделю. Если честно, мы сами покупаем сладости и подарки. «Маленькой радостью» может стать что угодно – красивый сувенир, новая расческа, маленькая косметичка или заколка для волос. Хожу по палатам с тележкой, каждый пациент выбирает себе то, что хочет. Среди женщин особой популярностью пользуются пробники духов, помады и кремы, ведь даже в пожилом возрасте женщина остается женщиной. Мужчин предпочитают сканворды, бритвенные станки и газеты. Но все без исключения обожаю сладости – пирожные, мармелад, печение. Всякие безделушки и мелочи помогают людям скоротать время, напомнить о доме, поднять настроение, почувствовать внимание и заботу. Часто старики просят меня заварить чаю или просто посидеть поговорить.

Оказывается помогать совсем не сложно. Например, покупая себе в магазине крем для рук, можно взять еще один. А еще в магазинах часто бывают акции «два по цене одного».

Я нашла  место, где становлюсь сама собой. В хосписе я скидываю повседневную маску, надеваю тапочки и улыбаюсь. Я вижу радость в глазах людей, они оживают, смеются. Мы обмениваемся положительной энергией, каждый получает что-то взамен. Все то, что я не додала своему родному человеку, я могу дать этим людям, хочу быть полезной. Я редко кому говорю об этом, но если кто-то захочет попробовать помочь, то можно присоединяться к акциям фонда «Вера». Знаю, что многие люди просто бояться помогать, брезгуют или не находят времени. Но если хотя бы однажды попробовать кому-то помочь, вы уже не сможете остановиться. Вы получите в ответ в тысячу раз больше радости и удовлетворения.

 

  1. Рассказ Оли Глебовой, сотрудницы Фонда «Вера» — координатора в Центре паллиативной медицины, а в прошлом волонтера первого Московского хосписа.

Раньше, когда я слышала слово хоспис — я представляла себе нечто печальное. С унылыми стенами и обреченными, равнодушными людьми. И знаете, первый хоспис изменил мое представление.

Хоспис — это дом. Дом, где помогают справиться с болью, где ухаживают и поддерживают. Уютная обстановка, доброжелательные и профессиональные сотрудники, вкусная еда! Из палат может доноситься смех и здесь всегда рады гостям. В хосписе приятно наблюдать за волонтерами, которые работают от души: это и студенты медицинских учреждений, и просто хорошие люди, искренние и отзывчивые!

В хосписе вообще работают настоящие мастера своего дела, которые могут оказать квалифицированную помощь. Великолепные врачи, умные и рассматривающие каждого пациента индивидуально.  Медицинские сестры и медицинские братья, как настоящая семья, всегда подадут руку. Любая процедура и перевязка, необходимая пациенту, искусно выполняется в максимально комфортном для пациента режиме.

В хосписе все понимают, что у каждого пациента свой характер, своя боль, своя история, которую нужно всегда учитывать. Главный врач — красивая и уверенная в себе женщина, умеющая найти доброе слово и подарить улыбку каждому, кто в этом нуждается! Она держит каждого пациента под личным контролем, внимательно и всесторонне обсуждая всех тех, кто пришел в хоспис за помощью.

О выездной службе тоже можно говорить часами. Я очень полюбила этих людей – настолько они активны: на встречах все одновременно стараются максимально быстро и полно поделиться информацией о пациентах и идеями касательно помощи. А после, с уже разобранными историями, все разбегаются по своим пациентам, оказывать всестороннюю помощь. В этой шумной компании умеют работать четко.

И много-много еще людей я встретила там. Людей, которые делают этот хоспис именно таким, каким увидела его я. Глазами волонтера, глазами человека, который несколько лет назад уже потерял своих близких. И сейчас мне очень жаль, что когда моей семье нужна была подобная помощь, я не знала куда обращаться. Мой опыт, к сожалению, был совсем другим.

Я рассказала вам о своей истории знакомства с первым хосписом. Рассказала, чтобы и вы тоже знали:  это не страшно. И если вам или вашим близким потребуется поддержка, консультация и помощь профессионалов, есть место, где есть вам помогут.

  1. Рассказ Маши Фианцовой

Когда я шла в хоспис на собеседование с координатором волонтеров, больше всего я боялась вопроса: «Почему вы хотите стать волонтером?» Понятия не имела, как на него ответить. «Сердце человека вершит судьбу его», — сказала бы я. Потому что это был именно порыв, необходимость заняться хоть чем-то полезным в жизни (к 27 годам мне, увы, так и не удалось обрести себя и найти работу по душе). Просто идея, которая не давала мне покоя.
Мне повезло, этот вопрос так и не прозвучал. Был другой: «Почему вы выбрали именно наш фонд?» Ну, на это было легко ответить. Я давно искала волонтерскую работу именно такого плана: помогать по хозяйству: мыть, убирать и пр. Но все, что я находила, подразумевало не физическую работу, а общение, организацию мероприятий и т.д. Я человек закрытый, мне тяжело общаться с незнакомыми людьми, уж тем более, с целью их развлечь. Этого я не умею. Я считаю, каждый должен заниматься тем, что у него лучше получается. И то, что я нашла подходящую именно мне работу, было настоящим чудом.

Уверена, абсолютное большинство волонтеров Первого московского хосписа скажут, что хоспис оказался абсолютно не таким, как они ожидали. У меня было то же самое. Я ждала чего-то более мрачного, аскетичного, больничной атмосферы. Я думала, что мне здесь будет очень тяжело и плохо морально и физически (отчасти поэтому я сюда и пошла, что парадоксально). Но хоспис стал мне вторым домом: здесь так уютно, отдыхаешь душой. Работа совершенно не трудная, всегда разная, интересная и доставляет огромное удовольствие.

Персонал хосписа и сотрудники фонда… Я просто готова молиться на этих людей! Не представляю, как при такой тяжелой работе, можно было остаться такими добрыми, открытыми и терпеливыми.  Многих из них я считаю своими друзьями, они стали мне очень близки и дороги. Я даже снова обрела веру в человечество, хотя, казалось, что она безвозвратно утеряна. Не представляю, как можно отблагодарить этих людей, ибо вера в человечество бесценна!

А ведь волонтеры (во всяком случае, я, — за всех говорить не могу) допускают с непривычки очень много ошибок. У меня бы не хватило терпения с ними (с нами) возиться. Но нет, мне улыбаются, говорят, что все хорошо, меня же еще и утешают! Поразительно…
Мне одинаково нравится работать и в стационаре, и в фонде, и на детской выездной службе. Нравится ездить и ходить по городу, что-то отвозить или привозить (курьер — это вообще работа моей мечты!). Мне нравится помогать на различных мероприятиях, хотя мое косноязычие и неумение соображать быстро делают меня не лучшим помощником, но… как я уже говорила, сотрудники фонда — люди очень терпеливые. Мне нравится чисто техническая работа, например, сканировать и редактировать тексты, обрабатывать анкеты, заполнить таблицы, проверять документы… Да что угодно!

Единственная проблема: мой патологический страх разговаривать по телефону немного мешает, когда нужно, например, делать обзвон. Но даже это вполне преодолимо: помогает осознание того, что это просто нужно сделать. Раз уж обещал помочь, ты должен это выполнить. И все стеснение сразу проходит.

В стационаре я больше всего люблю забирать из прачечной чистое белье, разводить и раскладывать его. Это моя страсть!

К сожалению, сейчас я не могу часто работать в стационаре из-за проблем со здоровьем, но каждый раз, как прихожу туда, получаю удовольствие от работы. И иногда немного расстраиваюсь: мне кажется, что меня слишком мало нагружают, я могла бы сделать больше. При этом я понимаю, что лучше сделать минимум, зато качественно, чем надорваться и больше не иметь возможности помогать. Но все равно немного стыдно.
Кстати, что касается чувства вины. Думаю, почти все люди так или иначе испытывают его перед больными и их родственниками. Конечно, это иррациональное чувство: нельзя винить себя только за то, что ты и твои близкие здоровы. Но, наверное, это в человеческой природе.
Кроме того, я долгое время испытывала чувство вины из-за того, как много удовольствия я получаю от этой работы. Из-за того, что я получаю больше, чем отдаю. Другие волонтеры, с которыми я общалась, говорят, что чувствуют то же самое. Но со временем я смирилась с этим. В любом случае, это лучше, чем думать наоборот, считать, что тебе кто-то что-то должен. Наверное, нет такой помощи, которая была бы достаточной, но к этому нужно стремиться. Это вечное чувство неудовлетворенности — оно и есть главная мотивация для волонтера. В тот день, когда ты скажешь себе: «Я делаю слишком много», наверное, стоит задуматься, а есть ли смысл продолжать. Мне кажется, это не та позиция, с которой нужно подходить к волонтерству.

Иногда я просто иду по хоспису и внезапно меня охватывает чувство огромной радости, какого-то безграничного счастья. Я так люблю это место… Наверное, постороннему человеку дико слышать от меня такие слова: ведь там умирают люди. Но посторонние там не были, они даже не представляют, что это такое…

Я не знаю, возможно, это ненормально. Но именно так я чувствую, что поделаешь…
Не думаю, что существует такая вещь как бескорыстная помощь. Ты всегда что-то получаешь взамен, даже если не хочешь. Точнее так: чем меньше хочешь, тем больше получаешь. Возможно, с моей стороны волонтерство — это чистой воды эгоизм. Возможно, я получаю от этого слишком много (радость, чувство полноты жизни, энергию, веру в людей), но ведь хуже от этого никому не становится. Так что я предпочитаю смотреть на свои взаимоотношения с хосписом как на симбиоз — все в выигрыше, никто ничего не теряет.

Нет таких слов, которыми можно выразить всю глубину моей благодарности людям, которые создали хоспис, которые там работают или помогают. Это лучшее, что было в моей жизни, я никогда и нигде не была так счастлива. И я своими глазами вижу, что пациентам там хорошо, уж точно лучше, чем в больнице! Само здание хосписа, палаты, сад, живой уголок, постоянно проводятся концерты, чтения стихов, праздники, пикники, разные мероприятия, приезжают интересные люди…

Не могу дождаться, когда, наконец, появится первый детский хоспис в Москве. Уверена, он станет не менее прекрасным местом. А мы, волонтеры, в свою очередь, приложим все усилия, чтобы этому поспособствовать!

 

  1. Рассказ Любы Ким

В Первый Московский хоспис я попала в августе 2010-го. У мамы тяжело болел муж, и мы оказались в хосписе, пройдя всевозможные круги ада. Испуганные и уставшие. И окунулись, неожиданно для себя, в атмосферу человеколюбия, понимания, душевности, заботы…

Пробыли мы там неделю. Все это время  мы были окружены заботой, вниманием и понимали, что мы не один на один со своей бедой. Мамин муж ушел, а мы даже не успели познакомиться ни с Верой Васильевной, ни с большинством персонала.

И лишь потом, прочитав много информации о хосписепо Интернету, я поняла, что милые, улыбчивые молодые люди, мывшие нашу палату, коридоры и работавшие в чудесном саду, — это волонтеры. Лишь потом я узнала про фонд «Вера», про добровольцев, а Вера Васильевна, казалось, стала родным человеком — по каким-то отрывкам из телепередач, ее выступлений, писем, заметок…

Так я стала добровольцем. Пришла почти через год после ухода маминого мужа (по хосписной философии раньше не разрешается). И опять окунулась в атмосферу тепла, поддержки. Теперь уже я с энтузиазмом мыла палаты, коридоры, окна, крутила салфетки, так же старалась поддержать пациентов и их родственников, как когда-то поддерживали нас с мамой.

В хосписе у меня появилось много новых знакомых и даже друзей. Это новый мир. Новая семья. Меня всегда интересовала мотивация тех, кто становится добровольцем. Почему они приходят в хоспис? Что ими движет? Я поняла: людей приводят туда разные дороги: кто-то приходит, как я, после смерти близкого человека, кто-то, прочитав в живом журнале, например, о сборе яблок для пациентов и привезя их со своей дачи, кто-то пришел с другом просто посмотреть и не смог уйти…

В силу специфики своей волонтерской работы я довольно много общаюсь с добровольцами, и очень радует то, сколько светлых, интересных, просто фантастических и молодых, и пожилых людей рядом с нами!

Когда девочки из фонда начинают нас благодарить за помощь, мне каждый раз неловко, потому что это я должна говорить: спасибо, что вы есть, что вы даете возможность делать что-то пусть маленькое-маленькое, но позволяющее ощущать себя человеком, сострадать, учиться у тех людей, кто болен, и у тех, кто им помогает. Приходя в хоспис, ты понимаешь, что попадаешь совсем в другой мир, где, с одной стороны, — боль, страх, а с другой — свет,  тепло.

Никогда не забуду слова медсестры, провожающей меня после ухода близкого человека: «К нам лучше не попадать, но если уж попадать, то лучше к нам». «И лучше – добровольцем» — теперь могу добавить я.

Смотрите также:
Как стать волонтером || Ознакомительная встреча || Волонтеры в хосписах || Автопомощь || Профессиональная помощь || Помощь на мероприятиях || Другая помощь вне хосписа || Кодекс волонтера

+7(495)640-99-55
fund@hospicefund.ru