Письмо Ирины Апанасенко в Общественнную палату РФ

Вчера, 4 марта, в Общественной палате РФ прошли слушания на тему «Выбор адмирала Апанасенко: право на жизнь без боли». На заседании было зачитано письмо Ирины Апанасенко, жены контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, адресованное членам палаты. С разрешения близких Вячеслава Михайловича мы публикуем это письмо.

Можно считать подобные мероприятия пустой тратой времени и слов. Но в действительности это важная ступенька в лестнице, ведущей к решению проблемы на системном уровне. Мы искренне надеемся, что по итогам обсуждений, вызванных поступком контр-адмирала, будет создана межведомственная комиссия и принят грамотно составленный и проработанный закон имени Вячеслава Апанасенко, который сделает обезболивание для тяжело больных людей доступным не только в теории, но и на практике. Чтобы, цитируя Ирину Апанасенко, «люди прощались с жизнью не скрученные и приниженные нечеловеческой болью».

Мы благодарим супругу и дочь Вячеслава Апанасенко за их благородство и мужество.
________________________________________________________________

В Общественную палату Российской Федерации.

Обращаясь к такому высокому собранию, необходимо отрешиться от эмоций. Но как это сделать, когда не прошло и 40 дней после смерти мужа?

Печальная история нашей семьи похожа, как показывает жизнь, на тысячи других. Вячеслав Михайлович еще два года назад задумывался об окончании работы, чтобы целиком посвятить свое время семье, многочисленным внукам, и, как многие военные в отставке, мемуарам. Построил дом для всей большой семьи, где мечтал проводить бóльшую часть времени. Диагноз был неожиданным и ошеломляющим. Мы оба хорошо представляли нерадостные перспективы развития рака поджелудочной железы, тем не менее, не стали заламывать руки, а согласились на предложенную операцию, которая обещала продлить жизнь года на полтора.

Муж, человек очень деятельный, активный, старался побыстрее восстановиться после операции, не жаловался на боли. Дальнейшая химиотерапия и радиология тоже не прибавляли сил. Но, тем не менее, мы оба, как и многие бы на нашем месте, верили в чудо. Если проходить аккуратно все процедуры, принимать рекомендованные лекарства, следить за питанием, двигаться, то, может, здоровые силы организма возьмут верх? Десять месяцев после операции мы жили этой надеждой. Очередные исследования показали, что количество онкомаркеров быстро растет и что появились новые очаги и метастазы. Значит, чуда не будет! Снова химиотерапия, более жесткая. Усиление болей, которые за весь период ни на день не проходили, еще большая потеря веса.

Будучи военным, воином в душе, Вячеслав Михайлович приучил себя бороться с болью, терпеть ее. Но тут боль была такая, что просто «перетерпеть» ее уже было невозможно. Она вмешивалась в жизнь каждую секунду. Не давала есть, спать, общаться с близкими и друзьями.

И тут родные стали убеждать начинать бороться с болью. Решение такое далось мужу с трудом, так как он приучил себя преодолевать самостоятельно любые трудности и не раскисать. Но, видно, боль уже достигла такого порога, когда и ему стало невмоготу.
И начались наши мытарства. Беда в том, что такие больные не могут ждать несколько дней, зачастую неделю, когда на дом сможет прийти онколог. А после его посещения надо вызвать терапевта на дом. А потом ехать в поликлинику и собирать кучу бумаг и подписей. То есть мгновенно или хотя бы в течение одного дня получить облегчение нереально. Подозреваю, что уважаемые члены Собрания, как и все мы, до сей поры не сталкивались с этой болью. Сегодня никто из нас не согласен терпеть даже небольшую головную боль – мы сразу принимаем таблетку. К сожалению, от болей при раке поджелудочной не поможет ни одна таблетка. Ну, об этом уже много писалось и говорилось.

Если бы после выписки из больницы существовало паллиативное сопровождение, состояние мужа можно было бы облегчить, его последние месяцы могли пройти в более тесном общении с родными и друзьями, и он не тратил бы все силы на борьбу с болью.

Я вспоминаю наши разговоры с Вячеславом Михайловичем о незавидной судьбе нашей армии и, в частности, о срочной службе солдат в условиях дедовщины. Тогда мы пришли к одному выводу: необходимо, чтобы этот долг отдавали все молодые люди, исключая тех, кто не проходит по медицинским показаниям. Ведь если дети начальников различных ведомств будут служить наравне со всеми, следить за порядком в войсках будут тщательнее, и матерям можно будет не беспокоиться за своих детей.

Какая связь с основной темой? Предельно понятная: руководители разных уровней на собственном опыте не познаю́т тех трудностей, с которыми приходится сталкиваться простым людям. Они не дозваниваются часами до регистратуры, не сидят с болью в очереди на прием к врачу, не ожидают месяцами проведения диагностических процедур. Велик соблазн сказать: «Никаких проблем нет. Все нужные законы приняты. Не знаем, почему так случилось с вашим мужем. Наверное, человеческий фактор или сбой на местах». Вывод ясен: правила должны быть едины для всех. Тогда не понадобятся многочисленные проверки «внизу», чтобы люди «наверху» могли разобраться. Тогда никому не нужно будет шокировать своих близких и общественность выстрелом в себя из наградного оружия.

Горько и обидно осознавать, что это – только мечты. Но от вас зависит дело огромной важности – создание закона о беспрепятственном, неотложном обеспечении онкобольных болеутоляющими лекарствами. Сделайте так, чтобы люди прощались с жизнью не скрученные и приниженные нечеловеческой болью!

Ирина Кирилловна Апанасенко,
вдова контр-адмирала Вячеслава Михайловича Апанасенко.

1939613_460827237377991_1468604942_o

Фото Екатерины Локшиной

Поделиться
Поделиться
+7(495)640-99-55
fund@hospicefund.ru