Никто не обречен! – священник Христофор Хилл о работе в хосписе

протоиерей христофор хилл

Протоиерей Христофор Хилл. Фото Pravmir.ru

В Первом московском хосписе работает и помогает много талантливых и незаурядных личностей. Судьба двух из них была тесно связана с известным проповедником и богословом митрополитом Антонием Сурожским.

4 августа исполнилось 11 лет со дня его смерти. Владыка так и не сумел побывать в Первом московском хосписе, хотя очень этого хотел. Но встреча с ним привела в Москву самого известного волонтера хосписа Фредерику де Грааф и священника Христофора Хилла.

Протоиерей Христофор Хилл — англичанин, клирик Андреевского монастыря и настоятель часовни Святой Троицы при Первом московском хосписе. Так же как и Фредерика, он связал свою жизнь с Россией.

Публикуем часть интервью, которое отец Христофор дал порталу «Православие и мир»:

(…)

– Вы служите в хосписе, где больные понимают, что они обречены. Вам удалось перенять опыт митрополита Антония в общении с умирающими? Очень часто люди, оказываясь у постели умирающего, ничего не могут сказать, не знают, о чем и как нужно говорить…

– Вы сказали слово «обречены», да? Владыка просил, чтобы в общении с больными никогда не использовалось это слово! Человек не обречен на смерть, он живет и старается жить до последнего! Человек даже умирающий – это все-таки живой человек. Очень важно всегда помнить, что смерть наступает только тогда, когда жизнь прекращается. Пока жизнь идет, человек живет, у него есть и переживания, и обиды, и радости. Конечно, при осознании собственной болезни все эти переживания, радости, боли и обиды приобретают другую форму.

Иногда забавные случаи бывают даже в хосписе. Например, однажды мне сказали, что в такой-то палате лежит молодой пациент: многие годы он провел в тюрьме, а теперь умирает от рака. «У него очень серьезные вопросы. Он сильно переживает. Только ваш совет здесь поможет», – сказала мне медсестра.

Я шел по палатам, исповедовал, причащал, общался с родственниками, оставив посещение этого больного на самый конец, думая, что беседа будет основательной и долгой. Прежде чем к нему заходить немножко помолился в часовне. Захожу: он сидит перед телевизором, идет чемпионат по футболу, кубок мира. Не отрываясь от экрана, он сказал: «Как я переживаю! Вы говорили, что очень любите футбол! Как думаете, кто здесь выиграет?!» Такие вот его переживания – простые и земные.

Так я с ним сел рядом, и мы вместе смотрели футбол. Для него это была радость! Для него это было облегчением его страдания. Кажется, что разговор о футболе – очень мирской, совсем недуховный, но это облегчало его душу, это облегчало его состояние. Потом, после разговоров о футболе, но не в первый же день, мы перешли к более серьезным беседам. Я его исповедовал, он причащался. Но первый разговор о футболе ему очень помог. Он приобрел ко мне доверие, понял, что священник не просто так приходит и говорит: «Кайтесь!». Он понял, что священник – тоже человек и тоже может «болеть», интересоваться самыми разными вещами в жизни.

– Как началось ваше служение в хосписе? Вы специально изучали опыт митрополита Антония в общении с пациентами?

– Я вовсе не собирался там служить. Сначала меня приглашали в Первый московский хоспис для бесед с сотрудниками. Будучи молодым священником, а тем более, иностранцем, я честно сделал вывод, что это не для меня. Что я могу там делать? У меня не было опыта общения с пациентами, с их родственниками. Но так получилось, что после бесед с сотрудниками, я постепенно стал переходить к общению с пациентами. Каким-то естественным образом при поддержке владыки Антония, чтения его книг, личных бесед с ним, я набрал некий опыт. Так я служу уже 18 лет.

Митрополита Антония не раз приглашали посетить хоспис, и он сам этого хотел, мы надеялись, что это сложится во время его очередного визита в Москву, но не сложилось. Но владыка записал беседу для основательницы и первого главврача хосписа, Веры Васильевны Миллионщиковой, уже покойной. Его послание хоспису висит у входа. Если он не был там во плоти, то он всегда там в духе. Из всех авторов церковных в библиотеке хосписа на книги митрополита Антония Сурожского самый большой спрос. Часто вижу, как на столике рядом с кроватью пациентов лежат его книги…

– Скажите, а во время многолетней работы в хосписе были ли случаи какого-то неожиданного исцеления? По вере или как-то еще?

– Да, были. Я предпочитаю об этом не говорить. Конечно, у меня был однажды спор с врачами, что чудо может произойти, на что врач, скажем так, не совсем верующий человек (есть верующие врачи, а есть не очень верующие) мне сказал: «Для вас это чудо, а для меня это просто неправильно поставленный диагноз!» Был один случай в Москве, даже в прессе об этом писали, когда, действительно, мальчик, которому было лет тринадцать, очень серьезно болел, у него была опухоль мозга, он давно уже был в коме. Однажды консилиум врачей сказал, что до утра он не доживет. Но утром он проснулся, и первыми его словами были: «Я хочу шашлык!». Потихонечку его опухоль исчезала. Он полностью выздоровел, сейчас живет с родственниками во Франции.

Источник: Pravmir.Ru

Поделиться
Поделиться
+7(495)640-99-55
fund@hospicefund.ru