Нюта Федермессер о получении обезболивания для инкурабельных больных и о трагедии с адмиралом Апанасенко

Законодательные документы сейчас написаны так, что уже все можно. Любой врач может назначить препарат. Лекарства можно купить по платному рецепту. При выписке из стационара можно выписать лекарства на 5 дней. Но это не работает. Такая огромная страна, что от принятия закона до его исполнения проходит адское количество времени. И механизм не позволяет воспользоваться законом. Фраза, которая раньше меня всегда раздражает: «Что же вы хотите?! Это перегибы на местах». Так вот эти перегибы у нас сплошь и рядом.
То, что происходит с наркотическим обезболиванием, объясняется еще и массой других факторов. Отсутствием соотвыетствующего образования, в том числе у медиков. Массой мифов, в том числе, о возникновение наркозависимости. Вот это распространенное заблуждение о том, что человек может успеть стать наркоманом. У него нет времени, для того, чтобы успеть стать наркоманом. Механизм действия препарата на организм болеющего человека и на организм здорового человека разный. Вы можете это понять на примере любого лекарства. Если вы здоровы и начинаете ежедневно пить аспирин, то у вас будет язва желудка. Если вы больной человек, принимаете ежедневно кардио-аспирин и разжижаете себе кровь, то избегаете опасности тромбоэмболии, повторного инфаркта и так далее.
Необразованность, отсутствие культуры, отсутствие уважения к чужой боли, недостаточно еще развитая эмпатия и сострадание в обществе – масса причин. Сказать, что одним щелчком можно изменить ситуацию, неправильно. Сказать, что вот сейчас мы перепишем закон, и все изменится, нельзя. Да, этот информационный повод дал мощнейший толчок к тому, чтобы все стороны консолидировали усилия и начали активно работать. Сегодняшняя ситуация может привести к качественным изменениям.
Другое дело, что мы все знаем нашу страну, и это может привести к изменениям в худшую сторону. Больше всего не хочу, чтобы кто-то стал крайним. Чтобы кого-то там уволили, потому что он что-то не выписал или не назначил. Это такой вот во всех смыслах «совок». Сейчас мы найдем кого-то, чтобы наказать. И все. И забудем об этом. Это проблему не решит. Потому что ситуация с адмиралом Апанасенко – это не эксклюзивная ситуация.
Я не хочу разбирать эту конкретную историю. Она слишком свежая и сейчас еще очень болезненная для родственников. Я считаю правильным говорить на фоне этой истории об обезболивании в целом. А это поступок мужественного человека, военного. Для него это достойный уход из жизни. С пользой для других.
Я его лично не знала. У меня книжно-картинное представление о человеке в должности адмирала флота. Это военный человек, много видевший, если чего-то и боявшийся, то точно не смерти. Человек, для которого любая инвалидизация трагична. Капитан и командир. Человек, привыкший быть сильным и вести за собой других. Для него ситуация, при которой он и его семья унижены, неприемлема. Мне кажется, что решение уйти из жизни подобным образом в этом конкретном случае – это решение сильного и мужественного человека. Он все-таки сумел таким образом высказаться. Это поступок. Это призыв обратить внимание на положение дел, услышать, что таких голосов – тысячи.
Чем больше людей начнут говорить и писать жалобы, чем быстрее станет очевидно, что молчать уже невозможно, тем быстрее произойдут долгожданные перемены.
Нюта Федермессер, президент фонда помощи хосписам «Вера».

+7(495)640-99-55
fund@hospicefund.ru