Какие проблемы паллиативной помощи до сих пор не решены? Итоги заседания Совета при Правительстве РФ

На днях Минюст зарегистрировал положение, которое регулирует порядок взаимодействия медицинских учреждений и организаций социального обслуживания по оказанию помощи неизлечимо больным людям — это было предусмотрено поправками по паллиативной помощи в Федеральный закон 323. Этой новостью поделилась на заседании Совета по попечительству в социальной сфере при Правительстве РФ Нюта Федермессер, учредитель фонда «Вера».

От этого соглашения зависит, будут ли тяжелобольные пациенты получать качественную медико-социальную помощь не только в хосписах, но и дома, и в интернатах, которые становятся домом для многих тяжелобольных людей, нуждающихся в уходе. Теперь нужно как можно скорее сделать так, чтобы взаимодействие ведомств стало работать во всех регионах.

Заседание Совета по попечительству в социальной сфере при Правительстве РФ было посвящено развитию паллиативной помощи в России.
Нюта рассказала, как много удалось сделать в паллиативной помощи за последние несколько лет — и подробно остановилась на проблемах, которые до сих пор не решены.

Проблемы в паллиативной помощи,
которые до сих пор не решены:

  • Отсутствие системы учёта пациентов, которым нужна паллиативная помощь и обезболивание
  • Отсутствие обученных кадров (эту проблему не решишь теми ресурсами, которые есть сейчас)
  • Отсутствие взаимодействия между медицинскими и социальными учреждениями, что приводит к тому, что невозможно сформировать мультидициплинарную команду и оказать всестороннюю помощь человеку и его семье
  • Люди не могут получить адекватную помощь там, где нужно, из-за «сломанной» маршрутизации (паллиативные койки могут быть заняты непрофильными пациентами, которым нужна социальная помощь или даже специализированное лечение — а неизлечимо больные люди, которым нужен уход и обезболивание, оказываются в социальных учреждениях или дома, без поддержки выездной паллиативной службы): по данным Нюты Федермессер, на основе данных проекта ОНФ «Регион заботы» сейчас только 15 % пациентов на так называемых «паллиативных койках» — это те, кому действительно нужна паллиативная помощь…
  • Есть категории людей, которым паллиативная помощь недоступна — это люди в ПНИ и ДДИ, бездомные, заключённые (а это почти 4 000 человек каждый год); а также женщины, которые вынашивают неизлечимо больного ребенка — для них нужно развивать перинатальную паллиативную помощь
  • Проблемы с доступностью обезболивающих: с одной стороны, число доступных форм увеличилось, с другой — до сих пор нет подходящих детям форм опиатов, без которых невозможно снять сильную боль, например, при онкологии, или лекарств в форме спреев или ректальных свечей для снятия судорог.
  • Отсутствие выездных служб во многих регионах (или недостаток кадров для помощи на дому)

Целиком презентацию доклада можно посмотреть здесь.

✱ ✱ ✱

Священник Александр Шабанов, директор Тверского благотворительного хосписа «Анастасия», привёл в пример печальную ситуацию с паллиативной помощью в его регионе, которая сложилась в том числе из-за нежелания местных врачей поддерживать её развитие. Например, в Твери нет государственного хосписа, врачи других лечебных учреждений не информируют пациентов об их праве на помощь в конце жизни; много людей страдают от боли — и не могут получить нужные препараты. В небольшом хосписе в другом городе области до сих пор помещения отапливают дровами… При этом там работает внимательная профессиональная и милосердная команда, которая также не получает достаточной финансовой поддержки.

Помочь в решении многих вопросов могла бы «дорожная карта» по паллиативной помощи, которая включила бы в себя последовательные шаги по решению всех накопившихся проблем — Нюта просила внести такое поручение в протокол.
Карту будет разрабатывать Правительство РФ вместе с экспертами. В такой карте можно предусмотреть и межведомственный учёт пациентов, и развитие помощи на дому, и систему привлечения и удержания кадров, и устранение барьеров, мешающих обезболивать пациентов.

Один из главный барьеров — страх медиков перед работой с сильнодействующими обезболивающими, так как до сих пор медикам грозит уголовная ответственность за утрату обезболивающего препарата, даже если эта утрата произошла без злого умысла и не повлекла за собой утечку (например, когда медик случайно разбил ампулу с морфином) в нелегальный оборот. Разобраться в этом пообещал и Президент РФ Владимир Путин неделю назад, отвечая на вопрос Нюты на Прямой линии, и вице-премьер Татьяна Голикова сегодня в ходе заседания Совета.

Мы очень надеемся на полную декриминализацию ответственности медицинских работников по статье 228.2 ч. 1.
Потому что каждый врач и медсестра, который столкнулся с уголовным преследованием, даже если оно закончилось оправдательным приговором — это тысячи пациентов, которые не получат необходимые препараты, поскольку медики не хотят связываться с опиатами, чтобы обезопасить себя.

На заседании Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере присутствовал премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. Он также заявил о необходимости совершенствования законодательства в сфере применения обезболивающих лекарств.

По словам Медведева, все нуждающиеся в паллиативной помощи пациенты должны быть обеспечены обезболивающими препаратами в нужных формах к 2023 году.

Сейчас в паллиативной помощи в России
ежегодно нуждаются 1 300 000 человек.
В 2018 году её получили только 358 тысяч человек
(по данным Минздрава РФ).

В обезболивании всеми видами обезболивающих препаратов нуждаются 800 000 человек ежегодно, опиоидные анальгетики нужны по приблизительным оценкам 300 000 человек — но понятную всем систему учёта потребности только предстоит выстроить.

А вот репортаж Первого канала о заседании Совета, который на этот раз проходил на площадке Московского эндокринного завода — единственного в России производителя наркосодержащих обезболивающих:


Другие публикации в СМИ по теме:

РИА новости
РБК
ТАСС

Поделиться
Поделиться
+7(495)640-99-55
fund@hospicefund.ru