Вы возьмете такого пациента в хоспис?

2240303_e79df407

 Getty Images/John Moore

Перевод — Гульнара Гарафиева

 Я бы хотел описать один случай и узнать Ваше мнение по этому поводу. Представьте, что Вы работаете медсестрой в хосписе и Вас попросили принять нового пациента. Это мужчина, его зовут Стен, и он неизлечимо болен раком. Однако правильный уход и терапия могут продлить ему жизнь. Но Стен отказался от такого лечения, и его направили к Вам. А Вам нужно решить, «подходит» такой пациент для хосписа или нет.

Почему Стен отказался от лечения? Нет, он не отрицает, что болен раком. Наоборот, он прекрасно знает все о своей болезни. Он не пытается выторговать себе дополнительные несколько лет жизни и не обманывает себя, что в хосписе его могут вылечить.

Он не в депрессии, по крайней мере, он точно не думает о самоубийстве. Стен хочет жить. Более того, он не думает, что пришло его время и что спокойная смерть — его единственная цель. У Стена сейчас одна эмоция — злость. Он просто кипит от этой злости, он раздражен, разгневан. Он в ярости, что его жизнь заканчивается так рано. Он злится на инструкции докторов, медсестер и других специалистов, на боль, на слабость, на каждый жалостливый и приободряющий взгляд, на услужливого дружка, который приходит навестить и пожелать свое фальшивое, напуганное «выздоравливай», а сам при этом думает «хорошо, что это не я».

Стен сидит перед Вами: желваки на скулах, взгляд искоса, ледяная гримаса на лице, руки крепко сжаты. Его жена в другом конце комнаты, истощенная от рыданий, смотрит в пол. Видно, что в доме не прибирались неделями. В раковине — горы посуды. Газон во дворе запущен, там же припаркована грязная машина.

«Почему я хочу в хоспис? Я устал от этого г**на, и я все равно умру. По крайней мере, вы можете гарантировать, что я умру дома и без боли. Если вы не можете мне в этом помочь, что ж, я сделаю это сам.» Не самая традиционная форма обращения в хоспис. Никакого умиротворения, никакого принятия, ни малейшего сожаления. Только гнев и борьба, плюющие в лицо и болезни, и жизни.

Вы примете такого пациента в хоспис? Как Вы будете заботиться о нем, если единственная причина, по которой он не лечится, — это то, что он слишком зол, чтобы что-то делать? Для такого человека сложно подобрать программу лечения. Он слишком расстроен, чтобы вникать в детали.

Отношения в семье ужасные. Вряд ли его решение пойти в хоспис — обдуманное и согласованное с близкими. Так что, взять его только потому что у него рак? Или ему для начала нужно справиться со своим гневом, смириться со своей болезнью? Или перед тем, как прийти в хоспис, ему нужно получить психологическую консультацию? А может быть, Вы посоветуете ему курс химиотерапии?

Как врач я могу сказать, что Стен — идеальный кандидат для хосписа. Не самый простой, но как раз на таких пациентах нужно учиться нашей работе. Стену и его семье очень нужна помощь. И это как раз те люди, которым мы можем помочь. Мы можем облегчить для них не физическое, но душевное состояние. Если Стен сможет прожить остаток своей жизни в покое, и если мы сможем остановить его ядовитую злость, которая будет отравлять многие поколения в его семье, хоспис станет идеальной терапией. Возможности хосписа могут подарить Стену надежду.

Терпение, достойное качество жизни, умение выслушать и выполнять желания пациента помогут заслужить доверие Стена. Внимание и забота, направленные на Стена, могут помочь ему найти общий язык как с работниками хосписа, так и с родными, и, используя эту связь, он может найти утешение и принять помощь. Насколько эффективным будет лечение в хосписе, зависит от Стена, его семьи, лечащего врача и профессионализма сотрудников хосписа. Это не тот случай, когда можно сказать, что «все будет хорошо» или «все будет плохо», но может получиться что-то среднее. Самый плохой исход этой ситуации — если Стен выставит Вас, медсестру хосписа, из дома, запрется в своей комнате навсегда и умрет, полный злости и одиночества. Самый лучший вариант — если Стен научится жить в мире и гармонии, поймет, что оставшаяся жизнь может быть радостной, поговорит с женой, обсудит их личную боль и тихо умрет дома. Возможно, в какой-то момент он даже попробует курс терапии и вернется в хоспис. Конечно, в реальности все будет где-то посередине.

Вот для чего нужны хосписы и паллиативная помощь. К концу жизни мы чаще всего остаемся такими же, как были раньше. Мы не становимся ангелами или святыми. Мы раздражаемся, огрызаемся, теряемся, плачем и живем дальше. Наши недостатки обостряются, а слабости оголяются. Но благодаря поддержке, советам и возможности выговориться можно почувствовать радость, удовлетворение, любовь, которые помогут пережить самые страшные минуты.

 Джеймс С Солвиц, врач-онколог, блоггер Sunrise Rounds.

Источник :

http://www.kevinmd.com/blog/2014/04/admit-patient-hospice.html

+7(495)640-99-55
fund@hospicefund.ru