Паллиативная помощь – «депрессивная» специальность?

На фото слева Марк Тоберт, справа – актер Льюис Дэмиан

На фото слева Марк Тоберт, справа – актер Льюис Дэмиан

Перевод статьи Марка Тоберта (Mark Taubert), консультанта по паллиативной помощи из Кардиффа (Великобритания):

«Первый вопрос, который задают врачам, работающим в сфере паллиативной помощи: «Вам не тяжело? Неизлечимая болезнь — это так угнетает».

Одна из наших медсестер говорит, что предпочитает не обсуждать свою работу в обычной жизни. Потому что это приводит либо к жарким и глубокомысленным спорам, либо заканчивается консультированием знакомых, потерявших близких.

Знакомство специалиста по паллиативной помощи со случайным человеком выглядит так:
— Кем вы работаете?
— Врачом.
— Какой специальности?
— Паллиативная помощь.
— Палли… что?
— Я помогаю неизлечимо больным, умирающим людям. Паллиативная помощь обычно оказывается в последние годы жизни, мы стараемся улучшить качество жизни больных, фокусируясь на том, что важно для них в конце жизни.
— О, это так тяжело… Не знаю, как вы там работаете, я бы никогда не смог. Как вы это делаете?
— На самом деле, это не так сильно угнетает, как вы думаете. Мы фокусируемся на позитивных сторонах.
— Нет, это должно быть очень тяжело, это ведь просто ужасно. Как вы это делаете? Ведь это ужасная и сложная работа».

Так выглядит совершенно обычная беседа для тех, кто работает в онкологии, паллиативной или хосписной помощи. Конечно, варианты подобного диалога бывают разные, и некоторые мои коллеги умело обходят подводные камни в беседе. Я – не умею. Почему же нас так смущают подобные вопросы вне рабочего места, если на работе мы постоянно говорим о болезнях и смерти, и почему это вызывает такую реакцию у собеседников? Единого ответа нет.

Во-первых, уже услышав слова «онкология», «хоспис», «неизлечимая болезнь», человек ассоциирует это с чем-то грустным и тяжелым. Поэтому, когда мы говорим, что нам нравится наша работа, то это звучит странно и неуместно в рамках их представлений. Во-вторых, люди вспоминают ушедших родных и друзей, и такое волнующее воспоминание при знакомстве также накладывает отпечаток.

Удовлетворенность работой среди специалистов по паллиативной помощи достаточно высока. Они часто рекомендуют работу в хосписе и паллиативной службе своим коллегам. Проблема профессионального выгорания существует, но она существует и в других медицинских специальностях.

Британский писатель Ален Де Боттон путешествовал по миру и исследовал, какие специальности воодушевляют людей, а какие — разрушают. В своей книге «Радости и печали работы» он отметил, что большинство выбирает свою специальность в возрасте примерно 16 лет, в то время как врачи выбирают свою окончательную специальность не ранее 25-ти, в возрасте более осознанном. Работа – это одна их тех вех, которая ежедневно напоминает о том, как коротка жизнь. Это, прежде всего, относится к работе в паллиативной помощи, когда каждый день мы встречаем напоминания о краткости и хрупкости бытия.

Но что действительно должно удивить читателей, так это то, что работе в паллиативной помощи постоянно сопутствует юмор. Да-да! Чаще всего шутят сами пациенты. В некоторых центрах даже организованы специальные группы юмора.

Что же помогает нам любить работу, которую мы делаем? Мы смотрим на проблему с другой стороны, показываем пациентам и их семьям, на чем стоит сосредоточиться в конце жизни: добиться эффективного обезболивания и пойти гулять с семьей, последний раз сходить на футбол, дочитать книгу, жениться, подобрать удобное инвалидное кресло и сходить на концерт, поговорить с родственником, с которым не разговаривал последние 17 лет. То облегчение, которое при этом испытывают пациенты и их родные, помогает и нам, медикам, любить свое дело.

Так что в следующий раз, когда вас спросят о работе, отвечайте прямо и развернуто. Не бойтесь, что этот безобидный вопрос может перейти в настоящие дебаты. Рассказав о своей работе, вы расскажете о том, чем мы НА САМОМ ДЕЛЕ занимаемся, просветите и переубедите хотя бы одного человека».

Перевод Елизаветы Бакуниной

Источник: blogs.bmj.com

+7(495)640-99-55
fund@hospicefund.ru