Болевой синдром. О проблеме недостаточного обезболивания детей с онкозаболеваниями

Мы с коллегами часто сталкиваемся с проблемой недостаточного обезболивания детей, страдающих онкологическими заболеваниями. Это дети, которых из больниц выписывают домой, если лечение не помогло.

Когда у больного ребенка начинаются очень сильные боли, у родителей часто нет нужных обезболивающих. Причем чаще всего ни в этот день, ни в последующий они их получить не могут – это требует времени. К сожалению, многие мамы до последнего не верят, что у детей могут быть такие сильные боли. Они думают, что их эта чаша минует, что боль пока еще терпимая, что снять ее поможет лекарство из обычной аптеки, что никакие наркотики ребенку не нужны. Часто получается так, что невыносимые боли начинаются в пятницу вечером или в выходные, когда поликлиники не работают. Терпеть их совершенно невозможно, а надо пережить адскую ночь.

Дальше начинаются проблемы с районными онкологами. Одни нормально выписывают наркотики, а другие уверены, будто детям наркотиков не надо, что им достаточно более легкого обезболивающего. Это такой советский предрассудок – наркотики детям не нужны, даже умирающим. Кроме того, мы часто слышим от онкологов, что они по закону не имеют права сразу выписать наркотическое обезболивающее: сначала онкобольной пусть принимает более легкое средство, и только когда оно перестанет помогать, можно перейти на наркотик.

Вся система крайне медленная и нерасторопная. Чтобы ребенку получить наркотик, должен состояться консилиум в детской поликлинике – он проходит раз в неделю, на нем главный врач подписывает необходимые бумаги. Далее районный онколог пишет заключение о том, какие средства обезболивания нужны ребенку. Потом от районного терапевта необходимо получить рецепт и пойти с ним в поликлинику.

На любом из перечисленных этапов может возникнуть проблема: необходимого специалиста нет сегодня на работе, он болен или в отпуске, к кому-то из врачей длинная очередь, кого-то не получилось найти… Кроме того, все специалисты находятся в разных местах территориально, и сложно успеть обойти всех за несколько часов.

Проблемы могут возникнуть и в аптеке, потому что детям нужны маленькие дозы лекарств. Например, наркотическое обезболивающее требуется в десятимиллиграммовых таблетках, которых почти никогда не бывает. Есть только тридцатимиллиграммовые таблетки, а их нельзя давать маленьким детям. Аптечный работник может пообещать заказать нужный препарат, но может и сказать, что его просто нет. На заказ уйдет еще дня три. Всю эту процедуру приходится повторять раз в неделю, потому что рецепт действует всего семь дней или, максимум, десять. Так что каждую неделю мама должна оставлять своего умирающего ребенка, чтобы снова выписать и получить лекарство.

К сожалению, в России не зарегистрированы многие формы наркотических препаратов, которые необходимы детям. Вот в Англии, например, гораздо больше разных форм: порошки, сиропы…

Кстати, в Англии нет ничего такого, что невозможно было бы сделать в России, но возникает ощущение, что нас разделяет, минимум, лет тридцать. Так, у англичан в каждом небольшом городке есть детский хоспис. Выездная служба детского хосписа обслуживает всех, кто живет в радиусе часа езды на машине. То есть, у каждой семьи, – даже в самой маленькой деревне, – в часе езды есть детский хоспис, куда можно в случае необходимости привезти ребенка.

Я думаю, что такие маленькие выездные службы вполне можно было бы создать и у нас. Это не так дорого: нужна машина, две медсестры и врач. Конечно, нельзя по всей стране, в каждом райцентре построить по детскому хоспису, но этого и не надо. А вот выездные службы при поликлиниках, диспансерах и больницах создать вполне реально.

 

Лидия Мониава, менеджер детской программы фонда помощи хосписам «Вера» (записала Юлия Седова)

Поделиться
Поделиться
+7(495)640-99-55
fund@hospicefund.ru